Главная >> Node >> Сражение у Фолклендских островов.

Сражение у Фолклендских островов.

Глава XXV
Сражение у Фолклендских островов {54}

После боя у Коронеля дислокация морских сил Антанты, разверстых против германских крейсеров, была следующая.

В Тихом океане и у берегов Сев. Америки, идущие на юг, 1 японский крейсер и 2 английских.

Около Гонолулу - 2 японских бр. крейсера.

У островов Фиджи - австралийская эскадра - лин. кр. Australia (дред.) и 2 крейсера (1 фр. и 1 англ.).

У Маршальских островов - 3 японских бр. крейсера.

У Каролинских о-вов - японские 1 лин. кор. и 2 крейсера.

В Атлантическом океане - у Пернамбуко и севернее Рио-де-Жанейро по 1 англ. крейсеру для защиты от Карлсруэ.

У о-вов Зеленого Мыса - англ. кр. Carnarvon (под флагом адм. Стоддарта).

Таким образом, против эскадры Шпее в разных направлениях было развернуто 17 крейсеров, из коих один дредноутного типа.

Но задача их была нелегка. Они должны были сторожить германские крейсера в разных направлениях: инициатива была на стороне последних, и Шпее мог на громадном пространстве океана, пользуясь внезапностью появления, иметь много шансов на успех потому, что противник не успеет во время и в нужном месте сосредоточить свои силы.

Конечно, долго так не могло продолжаться. По меткому выражению Черчилля, эскадра Шпее была срезанным цветком, обреченным на смерть. Материальная часть, в конце концов, должна была сдать. Бой, поскольку он был сопряжен с крупными повреждениями, обрекал корабли на гибель, ибо починиться им было негде. Питание углем, хотя оно и было хорошо организовано, но всегда сопровождалось риском, так как назначение рандеву, слежка за угольщиками, и пр., все это могло дать противнику сведения и нарушить скрытность передвижений.

Чтобы покончить с Шпее, англичане решились на крайнюю меру: они откомандировали из Гранд Флита два новых линейных крейсера Invincible и Inflexible (дредноутного типа), тем ослабив свои главные силы, и послать их для борьбы со Шпее. На Invincible поднял флаг адмирал Стэрди, назначенный главнокомандующим морскими силами Южно-Атлантического и Тихого океана, который должен был объединить все действия против германских крейсеров. Ему было приказано идти к Фолклендским островам и, базируясь на них, найти и уничтожить неприятеля.

7 декабря Стэрди, соединившись с крейсерами адмирала Стоддарта, прибыл на Фолклендские острова, где таким образом были сосредоточены лин. крейсера Invincible и Inflexible бр. кр. Defence, Carnarvon, Cornwall, и Kent, легкие крейсера Bristol и Glasgow. Кроме того, туда же прибыл лин. кор. Canopus, который свез часть своих орудий на берег для усиления береговых батарей, сам же расположился при входе на рейд, чтобы стрелять перекидным огнем в случае появления неприятеля и попытки его атаковать временную базу английской эскадры.

Сосредоточение крупных английских сил на Фолклендских островах оставалось неизвестным Шпее. Мало того, ничего не подозревая, он решил под давлением командира Гнейзенау (хотя сам он не сочувствовал этой операции) идти на Фолклендские острова, разрушить там радиостанцию, склады и взять в плен английского губернатора, чтобы отомстить за недостойное обращение англичан с захваченным ими германским генерал-губернатором о-вов Самоа.

26 ноября германская эскадра с тремя угольщиками вышла из бухты С. Кентен, чтобы обогнуть мыс Горн и идти к восточным берегам Америки.

Подойдя к м. Горн, эскадра встретила жестокий шторм. Для пополнения запасов угля, Шпее решил зайти в одну из бухточек к NO от м. Горн. Но здесь попытка скрыть национальность им не удалась, германская эскадра была обнаружена, и о ней тотчас донесено англичанам. Погрузка задержала Шпее на 4 дня.

Днем 6 декабря он вышел в море.

Предполагалось, что Гнейзенау подойдет к проходу в Порт-Виллиам (английскую базу на Фолклендских островах), спустит шлюпки, протралит вход, после чего в порт войдет Нюренберг, разрушит склады и возьмет необходимые для эскадры, запасы.

Эти два корабля утром (в 7 час. 50 мин.) 8 декабря и были замечены английскими наблюдательными постами.

Неожиданность для англичан была полная. Суда их не были готовы к выходу: Invincible и Inflexible грузили уголь, из других - кто перебирал машины, кто чистил котлы и пр.

Glasgow и Bristol получили приказание немедленно поднимать пары, прочие корабли начали срочно готовиться к выходу.

Когда немцы подошли каб. на 50-60, Canopus открыл огонь, будучи для них совершенно невидимым, так как он стрелял через берег.

В это время вышел и Kent. Немцы повернули в море, начали было уходить, но затем вернулись вновь к входу, как бы намереваясь атаковать Kent.

В 9 час. 40 мин. Гнейзенау увидел внутренность гавани. Помимо громаднейших столбов дыма, валивших из труб английских судов и показывавших, что там стоит не то, что немцы могли ожидать, они рассмотрели характерные мачты-треноги английских крейсеров дредноутного типа. Эти последние свидетельствовали о присутствии мощных кораблей, от которых эскадра Шпее, находившаяся вблизи, ни уйти, ни спастись не могла. Увидел это командир Гнейзенау, как раз тот командир, который настойчиво советовал Шпее идти к Фолклендам, поняв теперь, к чему привели его советы, сразу повернул и пошел на соединение к своему флагману. Нюренберг пошел за ним. В море они соединились со Шпее. Glasgow и Kent вышли вслед за немцами.

К 10 часам английские суда начали выходить из гавани: Invincible, Inflexible и Cornwall.

Glasgow, значительно опередивший Kent, все время доносил о движении немцев.

Немцы - в стремлении уйти, англичане - стараясь догнать, усиленно дымили. Дым был настолько густ и обилен, что временами совершенно заволакивал часть горизонта, и немцы, которых хорошо можно было видеть, т.к. погода была ясной, временами скрывались в дыму.

Англичане определенно нажимали. Помимо того, что скорость новых линейных крейсеров превосходила скорость немецких, сказывалось состояние котлов и механизмов последних, не получавших за свое продолжительное крейсерство ремонта.

Старые английские крейсера, отставая от дредноутов, все-таки имели некоторое преимущество перед германскими.

Стэрди, видя, что немцам все равно не уйти, уменьшил ход, чтобы дать подтянуться другим судам. Но так как средняя скорость противника в тот момент не превышала 15 узлов, то он, сбавив до 19 свой ход, спокойно стал нагонять его и на этом ходу. Соединившаяся немецкая эскадра шла хорошо сохраняя строй: Шарнгорст и Гнейзенау - головными, легкие крейсера - за ними.

В 12 час. 50 мин. Стэрди приказал увеличить ход до 25 узлов и открыть огонь.

Когда расстояние достигло 80 каб., Inflexible открыл огонь, а за ним и другой дредноут - Invincible. Концевой корабль немцев, Лейпциг сильно отставал. Он весь был закрыт столбами падений 12'' снарядов английских лин. крейсеров.

Адмирал Шпее, отчетливо сознавая, что при столь неравных силах бой долго продлиться не может, принял решение, делающее ему честь. Он решил пожертвовать собой и двумя броненосными крейсерами (Шарнхорстом и Гнейзенау), отпустив легкие крейсера в надежде, что они смогут уйти и затем нанести вред английской торговле.

Схема № 56. Фолклендское сражение.

Около 1 час. 20 мин. он поднят сигнал: Легким крейсерам уходить к южно-американскому побережью,- а сам повернул на 6 румбов и пошел полным ходом в океан, идя на сближение с мощным противником.

Но такой маневр был предусмотрен английским командованием заранее, в период подготовки и обсуждения возможных обстоятельств боя. Английские крейсера без сигнала погнались за легкими крейсерами немцев, а линейные - вступили в бой с Шарнхорстом и Гнейзенау. Invincibles стрелял по первому, Inflexible - по второму. Расстояние было около 70 каб. Английские крейсера не стремились уменьшать его, т.к. на этой дистанции они могли безнаказанно расстреливать немцев, снаряды которых даже не долетали.

Однако, на короткое время Шпее удалось уменьшить дистанцию до 65 каб., и германские снаряды начали попадать, после чего Стэрди вновь увеличил расстояние.

Немцы берегли снаряды в этот период боя, так как количество их, не пополненное после Коронеля, оставалось ограниченным.

Густой дым сильно мешал английской стрельбе, и она была малоуспешной. В 2 часа, когда расстояние увеличилось до 90 каб., бой на время прекратился.

Немцы, временно закрытые дымом, повернули и пошли на S, в том направлении, где скрылись их легкие крейсера. Снова началась погоня.

В 2 часа 45 мин., приблизившись на 75 каб., оба англичанина снова открыли огонь. 5 минут Шпее продолжал идти прежним курсом, не отвечая на огонь, но затем начал поворачивать влево на 9 румбов, очевидно желая быстро сблизиться с противником, чтобы ввести в бой свою среднюю артиллерию. Через несколько минут дистанция уменьшилась до 62 каб. и немцы открыли огонь из всех орудий.

Это была отчаянная схватка совершенно неравных сил. Шпее со своими двумя слабыми кораблями дрался и дрался самоотверженно, с мощным противником, разносившим его своими 16 - 12 орудиями.

12 орудия скоро сделали свое дело. В 3 ч. 10 м. Гнейзенау начал крениться, а у Шарнхорста была сбита труба, он в нескольких местах горел, стрельба его ослабла.

Дальнейший бой был просто избиением обоих немецких крейсеров, не желавших сдаваться и дравшихся до последней возможности.

Палубы флагманского немецкого корабля, - писал очевидец, - представляли собой груду развороченных, перекрученных кусков стали и железа, через пробоины в борту, даже с большого расстояния ясно виднелись огненные языки, пробивающиеся на палубу между мачтами. Многим казалось, что ему пришел уже конец. Однако, как только крейсер развернулся противоположным бортом, стрельба возобновилась с прежней энергией, и снова заговорила его средняя артиллерия, т.к. дистанция опять уменьшилась...

Шарнхорст сильно отставал и разрушался английской стрельбой. Он все еще поддерживал оживленный огонь из оставшихся орудий. Вдруг он неожиданно замолк, подобно ярко горевшей свече, которою вдруг задули, рыскнут вправо, в сторону английских судов, видимо переживая последние минуты, а затем повалился на бок.

Гнейзенау на минуту задержался у гибнувшего товарища, затем лег на прежний курс. Стэрди остался недалеко от лежащего Шарнхорста, ведя бой с Гнейзенау, пока первый (в 4 ч. 17 м.) не погиб.

Затем оба крейсера, с расстояния 50-60 каб., сосредоточили огонь по Гнейзенау. К ним подошел еще брон. крейсер Carnarvon и тоже принял участие в стрельбе.

После 5 часов Гнейзенау, весь разбитый и исковерканный, с сильным креном и объятый пожаром, все-таки временами открывал огонь из отдельных орудий. Наконец, он замолк. Стэрди поднял сигнал: Прекратить огонь. Однако, противник не хотел еще кончать боя и снова сам начал стрелять. Англичане вновь открыли огонь. Но через 1/4 часа доблестный бой Гнейзенау закончился. Он замолчал окончательно. Английские корабли пошли к нему 20 узловым ходом, но не успели дойти, как он лег на борт.

На Гнейзенау из 850 чел. 600 было убито или ранено. Все орудия были выведены из строя, но мысли о сдаче не возникало. Когда не осталось уже никакой надежды, опасаясь, чтобы крейсер не остался на плаву и не достался англичанам, открыли кингстоны и вызвали всех людей наверх.

С Шарнхорста не был спасен никто. С Гнейзенау было поднято из воды 200 человек.

Тем временем подобная же драма разыгрывалась в двух других местах, где были настигнуты легкие крейсера.

Самым быстроходным германским крейсером был Дрезден, дававший фактически до 27 узлов, Нюренберг - 23,5 узлов, Лейпциг - менее 22. Эти два последние корабля и были настигнуты англичанами, ход крейсеров которых был: Glasgow - более 25, Kent и Cornwall - 23 узла.

В начале погони немцы держались соединенно: Нюренберг, Лейпциг, Дрезден. Броненосные крейсера догоняли медленно.

В 2 ч. 53 мин. Glasgow, находясь в 4 милях впереди броненосных крейсеров в 60 каб. от Лейпцига, открыл по последнему огонь из 6'' орудия. Тот принял вызов, повернул вправо и ответил всем бортом. 6 английские снаряды не долетали, тогда как 4,1 германские могли покрыть эту дистанцию. Glasgow увеличил расстояние и продолжал его удерживать до тех пор, пока Лейпциг не прекратил огонь и не повернул за своими товарищами. Затем Glasgow повторил свой маневр и Лейпциг опять ответил ему, причем дал два попадания. Но при каждом повороте Лейпциг отставал от своих и вскоре сделался добычей подошедших английских броненосных крейсеров.

Увидев, что неприятель догоняет, Нюренберг отклонился влево, а Дрезден, бывший головным, повернул вправо, увеличил ход и скоро скрылся от англичан в юго-западном направлении.

Лейпциг и Нюренберг были обречены. Их уже заранее распределили между собой командиры двух английских бр. крейсеров. Первый должен был стать добычей кр. Cornwall, а второй - кр. Kent.

В 4 час. 15 мин. бронен. крейсера открыли огонь, но снаряды еще не долетали. Лейпциг отклонился вправо, за ним последовал и Cornwall. Сражающиеся разделились на две группы.

Мы не будем описывать всех маневрирований и эволюции Лейпцига - сражавшегося с Glasgow и Cornwall'. Это было избиение слабейшего. Лейпциг, то смело переходил на малые дистанции, то англичане оттягивали их, одно время сильный ливень скрыл было врагов и дал время Лейпцигу передохнуть. 4 часа он сопротивлялся, ведя энергичный бой, пока наконец Cornwall, подойдя на 40 каб., не начал по нему стрелять лидитными снарядами.

Результат сказался немедленно: Лейпциг покрылся клубами черного дыма от рвущихся снарядов и через несколько минут загорелся. По словам одного из спасенных немцев, действие этих снарядов было ужасно и вызывало громадную потерю в людях. Однако, крейсер не прекращал огня, и английские суда продолжали приближаться. К 6 час. 35 мин., к моменту получения радио о потоплении Шарнхорста и Гнейзенау, расстояние уменьшалось до 35 каб. и Cornwall, снова открыв огонь из бортовых орудий, наносил противнику сильнейшие повреждения. Попадания следовали без перерыва и Лейпциг весь был охвачен огненными языками, но все-таки, хотя и изредка, стрелял. Только в 7 час. последнее его орудие замолкло. Более доблестного и упорного сопротивления, чем оказал Лейпциг, - пишет английский историк, - трудно себе представить. Когда наши суда приблизились, то он представлял из себя груду развалин. Мачты и трубы были сбиты, палубы, кроме средней части, пылали, но на остатках фок-мачты развевался германский флаг...

Англичане прекратили было огонь, но видя, что Лейпциг не спускает флага, вскоре возобновили его опять.

А в это время команда Лейпцига, выпустив свой последний снаряд и открыв кингстоны, в числе 150 оставшихся в живых собралась посредине между двумя пылающими конечностями корабля в надежде быть спасенной.

Уже наступила темнота. Немцы показали англичанам два зеленых фонаря, принятые последними как сигнал о сдаче. Англичане тогда прекратили огонь против уже не стрелявшего давно по ним противника и спустили шлюпки. Им удалось спасти только 5 офицеров и 13 матросов, так как большинство оставшихся в живых после боя, умерло в ледяной воде океана, куда они бросились в последний момент.

Потери англичан были ничтожны Cornwall получил 18 попаданий, имел легкий крен, но не потерял ни одного человека. Glasgow получил два попадания, имел одного убитого и 4-х раненых.

В то же время Kent, развив 24 узла (контрактная его скорость 23) гнался за Нюренбергом. После боя, во многом напоминавшего бой Лейпцига, ведшегося Нюренбергом с тем же упорством, около 7 часов, весь избитый, в пожаре, лишившийся артиллерии и давно замолчавший под огнем кр. Kent, Нюренберг спустил флаг и скоро после этого перевернулся. Англичанам удалось спасти только 6 человек.

Три угольщика, о которых ранее упоминалось, были утоплены английским крейсером Bristol.

Таким образом эскадра Шпее была уничтожена вся, за исключением успевшего уйти Дрездена. Но последний ненадолго пережил своих товарищей. Он ушел к западным берегам Америки, где крейсеровал до марта. 19 марта, стоя на якоре в бухте Кумберланд на о-ве Мааса-Фуэра он был застигнут крейсерами Glasgow и Kent, обстрелян ими в нейтральных водах и затем потоплен своей командой.

Фолклендское сражение подтвердило всю рискованность крейсерских операций при отсутствии точной разведки. Шпее сам пошел в пасть врагу, о том не подозревая. Он, может быть, сделал ошибку, что шел соединенно эскадрой, а не предоставил с самого начала каждый корабль своей участи, отправив его на борьбу с торговлей. Результаты, в смысле воздействия на последнюю, были бы значительно больше, и задача союзников в борьбе с ними осложнялась бы. Но Шпее, по-видимому, стремился открытым боем с разрозненными судами и отрядами неприятеля обеспечить себе свободу действий. Он не знал о присутствии дредноутов и полагал, что успех Коронеля может быть повторен им. Но он был безусловно не прав, начиная авантюрную операцию против английской базы, которая в конечном счете, для его главного назначения - борьбы с торговлей - ничего ему не давала, но была сопряжена с большим риском.

Тактический успех англичан в боях не требует комментариев: это было просто избиение, притом, не вполне искуссное, коль скоро оно длилось 4-6 часов. Отчасти это объясняется тем, что англичане не хотели подвергать свои корабли опасности повреждений в бою, в особенности столь ценные, как крейсера-дредноуты. Они располагали возможностью, не торопясь и не рискуя, раздавить противника, не имевшего шансов ни уйти, ни победить. Однако, несмотря на то, что условия видимости (дым) затрудняли английскую стрельбу, она несомненно была неудачной: понадобилось израсходовать почти весь боевой запас дредноутов на бой с бесконечно слабейшим противником.

Оба дредноута несмотря на то, что имели попадания, оказались неповрежденными. Они не потеряли ни одного человека, ни один снаряд не пробил их брони. Также ничтожны были потери и на других кораблях.

Перейти на страницу Содержание