Главная >> Новости >> И адмирал, и архивист. К 160-летию со дня рождения К.В. Стеценко

И адмирал, и архивист. К 160-летию со дня рождения К.В. Стеценко

2 июня исполняется 160 лет со дня рождения Константина Васильевича Стеценко (1862–1920) – адмирала, возглавлявшего Главный морской штаб в годы Первой мировой войны, затем – заключенного Петропавловской крепости, а после освобождения сотрудника нашего архива, в то время носившего название «2-е отделение III секции Единого государственного архивного фонда». Окончательная же судьба этого интересного человека была установлена лишь несколько лет назад.

 Константин Васильевич, происходивший из дворян Курской губернии, родился 21 мая (ст. ст.) 1862 г. в Кронштадте, в семье капитана 1 ранга, а позднее адмирала Василия Александровича Стеценкова (07.12.1822–23.03.1901). У него были две сестры и четыре младших брата, два из которых также стали моряками. Интересно, что фамилия отца имела на одну букву больше – «Стеценков», то же самое было указано и при поступлении Константина в 1875 г. в Морское училище (РГАВМФ. Ф. 432. Оп. 5. Д. 6045.  Л. 1), но вот в высочайшем приказе о производстве выпускников в гардемарины (12 апреля 1881 г.) мы видим уже сокращенный вариант: «Стеценко».

Служба будущего офицера началась на новом броненосце «Петр Великий», который в 1881 г. был направлен для производства технических работ в Глазго, а оттуда в 1882 г. перешёл в Средиземное море. 31 мая 1882 г. К.В. Стеценко произвели в мичманы. С первых лет службы проявилась его тяга к знаниям. В 1883 г. он окончил Минный офицерский класс, в 1888 г. – гидрографическое отделение Николаевской морской академии, в 1896 г. – Курс военно-морских наук той же академии. Вместе с тем он много плавал – в 1884–1885 гг. вновь побывал на Средиземном море (на этот раз на фрегате «Генерал-адмирал» в качестве минного офицера), в 1886 г. участвовал в приеме в Германии и переводе в Россию нового миноносца «Або». С 1890 по 1896 г. он служил минным офицером на крейсере «Рында» – в эти годы корабль обошёл Атлантический океан, в апреле 1893 г. посетил в Нью-Йорке торжества по случаю 400-летия открытия Колумбом Америки, принял участие в знаменитом визите русской эскадры в Тулон в октябре 1893 г.; наконец, совершил переход на Тихий океан, где в составе русской эскадры находился в Чифу в период резкого обострения отношений с Японией.

К этому периоду относится блестящая аттестация, данная в 1896 г. Стеценко командиром «Рынды» капитаном 1 ранга Н.А. Римским-Корсаковым: «Нравственности не только прекрасной, но и примерной; не только любим, но и уважаем всеми; морское и минное дело знает в совершенстве и любит полною душою. Распорядителен, находчив и практичен. Свободно владеет английским и французским языками, следит по книгам и журналам, специально им получаемым, за развитием всех флотов, и состояние каждого флота, английского в особенности, знает на память.

Пользуется всяким случаем, чтобы при встрече с иностранцами проверить данные и почерпнуть что-нибудь полезное. Весьма заботлив о подчиненных. Офицер положительно выдающийся и мог бы быть полезным морским агентом в Англии» (РГАВМФ. Ф. 873. Оп. 17. Д. 606. Л. 1–2).

В мае 1897 г. Константин Васильевич получил назначение, сильно повлиявшее впоследствии на его карьеру – старшим флаг-офицером начальника Отдельного отряда судов Балтийского флота контр-адмирала Н.И. Скрыдлова, направленного в Англию для участия в праздновании 60-летнего юбилея королевы Виктории. Адмиралу понравился знающий, исполнительный и инициативный подчинённый и, когда его в январе 1898 г. назначили командующим отдельным отрядом в Средиземном море, выбор кандидатуры на должность старшего флаг-офицера был сделан быстро. В то время русские корабли были вовлечены в действия у острова Крит, население которого, стремясь присоединиться к Греции, в течение десятилетий вело борьбу с владевшими островом турками. Контр-адмиралу Н.И. Скрыдлову, как и его предшественнику П.П. Андрееву, пришлось действовать сообща с адмиралами других держав и участвовать в решении сложных дипломатических вопросов, при этом К.В. Стеценко был его ближайшим помощником. В конце 1899 г., после спада напряженности вокруг Крита, Скрыдлов и Стеценко были возвращены на Балтику.

В октябре 1898 г. Н.И. Скрыдлов давал Стеценко как своему флаг-офицеру такую оценку: «Очень исполнителен. Офицер и человек, на которого можно положиться в самых трудных, опасных и разнообразных обстоятельствах и службы, и жизни»       (РГАВМФ. Ф. 873. Оп. 17. Д. 606. Л. 3 об.). Он же в сентябре 1899 г., среди прочего, отмечал: «Очень энергичен. Обладает всеми качествами для блестящей карьеры» (Л. 6), а в мае 1901 г. констатировал: «С подчиненными требователен, но держит себя с ними с большим тактом, почему пользуется большим уважением и любовью» (Л. 8).

3 июля 1900 г. Н.И. Скрыдлов получил новое назначение – начальником эскадры Тихого океана. Не стоит удивляться, что его флаг-капитаном стал К.В. Стеценко. В течение двух лет Скрыдлов, ставший уже вице-адмиралом, энергично руководил боевой подготовкой русской эскадры, а также решал проблемы, порождённые Боксёрским восстанием в Китае. В конце 1902 г. Н.И. Скрыдлов, а в начале 1903 г. и его верный помощник, были возвращены в Европейскую Россию. Преемник Скрыдлова вице-адмирал О.В. Старк в приказе от 12 декабря 1902 г. воздал должное достоинствам флаг-капитана: «Получив от предшественника моего… самые лестные о нём отзывы, я имел возможность лично оценить его усердие, способности и опытность в деле сложного управления эскадрою, которая за время двухлетнего нахождения капитана 2 ранга Стеценко во главе штаба более чем удвоилась как по численности, так и по величине боевых судов».

В 1904–1905 гг., в ходе русско-японской войны, К.В. Стеценко вновь являлся флаг-капитаном командующих флотом в Тихом океане – сперва Н.И. Скрыдлова, а затем А.А. Бирилёва. Находясь во Владивостоке, непосредственно участвовать в боевых действиях ему не довелось, но он, в частности, принимал участие в разработке тактических планов боевых операций крейсеров Владивостокского отряда. В августе 1905 г., незадолго до подписания перемирия, Стеценко был назначен командующим крейсером «Аскольд», в то время интернированным в Шанхае, а в апреле 1906 г. за отличие он был произведён в капитаны 1 ранга. По опыту войны им был составлен целый ряд памятных записок о путях реформирования и возрождения флота. 

Пришлось К.В. Стеценко столкнуться и с солдатскими волнениями, охватившими в 1906 г. Владивосток и большую часть Сибири вдоль Транссибирской магистрали. А.В. Плотто, в то время командовавший во Владивостоке отрядом первых подводных лодок, описал такую картину: «Однажды я был свидетелем, как капитан 2 ранга К.В. Стеценко разносил огромного солдата, который казался ещё больше в своей громадной папахе. К.В. встал на ступеньку магазина “Кунст и Альберс” и размахивал своим кулачком (он был очень небольшого роста) перед носом колосса. Тот, усмехаясь, не хотел приложить руки для отдания чести. Я с лейтенантом Завойко вовремя подошли. Стеценко стоял к нам спиной и нас не видел. Завойко – крупный человек – сделал такую свирепую рожу, да и я тоже, что солдат не выдержал и взял под козырёк. К.В., удовлетворенный, пошёл дальше, так нас и не увидев. В таком небольшом теле был крепкий дух и большая храбрость» (Плотто А.В. Начало подводного плавания в России // Морские записки. Т. V. 1947. № 4. С. 25).

Август 1906 г. ознаменовал новый этап его биографии. Его назначили командиром строившегося в Англии броненосного крейсера «Рюрик»; по завершении строительства К.В. Стеценко привёл крейсер на Балтику. Здесь начальник Соединённых отрядов Балтийского моря Н.О. фон Эссен избрал его своим начальником штаба и одним из ближайших помощников в деле возрождения Балтийского флота, основные силы которого были потеряны в ходе русско-японской войны. 18 апреля 1910 г. Стеценко, вновь с формулировкой «за отличие по службе», был произведён в контр-адмиралы, а через год принял в командование бригаду крейсеров.

Известный офицер-мемуарист Г.К. Граф, описывая события 1909 г., вспоминал: «Сам адмирал Эссен в этот момент оказался в Либаве и держал свой флаг на учебном судне “Океан”, где помещался и весь штаб. Начальником штаба был назначен капитан 1 ранга Стеценко, по прозвищу “Пипин Короткий”, названный так за свой чрезвычайно малый рост. Он считался очень строгим начальником, и его побаивались».

В октябре 1913 г. морской министр И.К. Григорович избрал его командующим Сибирской флотилией. Уже в апреле 1913 г. последовало производство в вице-адмиралы, а в ноябре – новое назначение: состоять при морском министре. В этой должности Стеценко в феврале-марте 1914 г. совершил поездку в Великобританию для выяснения возможности покупки строящихся там чилийских линкоров. Наконец, 17 апреля 1914 г. последовало назначение на один из ответственейших постов в системе управления флотом – начальника Главного морского штаба.

Судя по воспоминаниям адмирала И.К. Григоровича, идея назначения К.В. Стеценко в Главный морской штаб родилась у него ещё в 1912 г., в противовес желанию С.И. Зилоти занять указанную должность. Имея в виду Стеценко, Григорович писал: «…сделаю так, что на место Князева назначат одного из строевых адмиралов, хоть и не орлиной породы, но бывшего когда-то очень строгим и честным работником. Правда, теперь он женат и, может быть, изменился, но, что делать, попробую» (Григорович И.К. Воспоминания бывшего морского министра. М., 2005. С. 72).

В течение всего периода Первой мировой войны К.В. Стеценко активно занимался вопросами комплектования флота личным составом (его личные пометы сохранились на многих аттестациях на офицеров флота тех лет), мобилизационными, распорядительно-строевыми, учебными вопросами. 6 декабря 1916 г. его эполеты украсили по три орла – Константин Васильевич стал адмиралом.

Военно-морская служба закончилась в 1917 г. – сперва после победы Февральской революции К.В. Стеценко сняли с должности, «задвинув» его в Адмиралтейств-совет, а в июне принудили уволиться от службы. 1918 г. принёс ещё больше испытаний – бывший адмирал оказался в заключении в Петропавловской крепости. Оказавшись на свободе летом 1919 г., он начал искать себе службу. Вскоре его избрали учёным секретарём Военного научно-издательского отдела Единого государственного архивного фонда, которым руководил бывший генерал-лейтенант профессор А.К. Баиов. К сожалению, все научные и издательские планы рухнули – в декабре 1919 г. было получено распоряжение о ликвидации отдела. И распоряжением по Главархиву три сотрудника ликвидируемого отдела с 1 января 1920 г. были переведены во 2-е отделение III секции ЕГАФ, т.е. в морской архив; это были три адмирала – бывший морской министр И.К. Григорович, бывший начальник Морского Генерального штаба А.И. Русин и бывший начальник Главного морского штаба К.В. Стеценко, из которых Русин был зачислен научным сотрудником, а Григорович и Стеценко – старшими архивистами (Гудкин-Васильев В.Н. На архивном поприще. Деятельность адмирала И.К. Григоровича после отставки // КОРТИК. Флот. История. Люди. Сб. ст. Вып. 3. СПб., 2004. С. 47–49).

…После распада Советского Союза и ликвидации идеологических запретов предпринимались попытки установить судьбы адмиралов русского флота, следы которых затерялись в трагических событиях гражданской войны и Исхода. Удивительным образом судьбы моряков, в разное время оказавшихся в эмиграции (тех же И.К. Григоровича и А.И. Русина) были известны куда лучше, чем оставшихся на родине. Долгое время оставалась неизвестной и судьба К.В. Стеценко. К счастью, в 2018 г. вышел в свет сборник документов «Архивы и власть», в котором был опубликован протокол совещания управляющих Петроградскими отделениями Единого государственного архивного фонда от 30 сентября 1920 г. В нём значится: «II. Текущие дела. А.И. Лебедев [заведующий 2-м отделением III Секции ЕГАФ. – А.Е.] сообщил о последовавшей 26 сего сентября кончине архивиста 2-го Отделения III Секции Константина Васильевича Стеценко; память покойного была почтена вставанием» (Архивы и власть: Первое послереволюционное десятилетие. Протоколы и журналы заседаний руководящих органов управления архивной отраслью за 1918–1928 гг.: Сборник документов: В 2 т. Т. 1. 1918–1920 гг. / Отв. ред. О.Н. Копылова. М., 2018. С. 908).

Многочисленные оставшиеся после адмирала документы поступили на хранение в архив, где их начал описывать А.И. Русин; окончательный вариант описи в 1924 г. составила замечательный архивист М.Н. Мурзанова. В настоящее время личный фонд К.В. Стеценко хранится в РГАВМФ под № 24, включая в себя 207 единиц хранения.

Кроме большого количества памятных записок и разнообразных материалов по различным вопросам, связанных со службой К.В. Стеценко и развитием флота в конце XIX – начале ХХ вв., в фонде хранятся большие подборки вырезок из газет и журналов за 1883–1917 гг. «Мой алфавит» и «Мой военно-морской алфавит», объединяющие материалы по самым разным темам: мировая политика, экономика, криминалистика, сельское хозяйство, кораблестроение, военно-морское дело в самых разных его отрослях, революционное движение… Знакомство с этими «алфавитами» даёт представление о всём разнообразии интересов К.В. Стеценко, а также о систематичности его характера.

Надо сказать, что почти весь период своей службы К.В. Стеценко вёл дневники. Первая запись им была сделана ещё в чине гардемарина, 14 октября 1881 г., во время пребывания в Глазго на броненосце «Петр Великий»: «Давно мне хотелось начать записывать всё то, что прошлось видеть и слышать, что меня прежде интересовало, что пришлось испытать приятного и неприятного и о чём иногда приходилось сильно подумать». Завершая первую тетрадь дневника, Стеценко 31 декабря 1882 г. сделал интересную запись: «Этим заканчиваю эту тетрадь и сдаю её в архив на времена более или менее продолжительные». Конечно, слово «архив» для юного офицера имело ироничный оттенок («убираю подальше»), и, тем не менее, сейчас исследователям доступны его дневники за 1881–1888, 1895–1898, 1907, 1911–1913 гг. – запись можно считать пророческой.

 

Емелин А.Ю., к.и.н., заместитель директора архива

 

Материал также размещен на странице Федерального архивного агентства в социальной сети «ВКонтакте»