Главная >> Новости >> Путешественник и педагог. К 200-летию со дня рождения В.А. Римского-Корсакова

Путешественник и педагог. К 200-летию со дня рождения В.А. Римского-Корсакова

26 июля (14 июля по старому стилю) исполняется 200 лет со дня рождения контр-адмирала Воина Андреевича Римского-Корсакова – одного из самых видных руководителей Морского кадетского корпуса (Морского училища, ВВМУ им. М.В. Фрунзе) за всё время его существования, путешественника, старшего брата знаменитого композитора.

Надо сказать, что в истории училища морская династия Римских-Корсаковых занимает совершенно особое место. Вице-адмирал Воин Яковлевич Римский-Корсаков явился инициатором преобразования в декабре 1752 г. Морской академии в Морской шляхетный кадетский корпус (см.: Емелин А.Ю. «Прожект о морских кадетских школах», или Кто задумал Морской корпус // КОРТИК. Флот. История. Люди. СПб., 2004. Вып. 2. С. 25–31). Впоследствии учебное заведение возглавляли три представителя этого рода: Николай Петрович (1842–1848), Воин Андреевич (1861–1871) и Воин Петрович (1922) Римские-Корсаковы.

Воин Андреевич родился в Орловской губернии, в имении Малоархангельское, принадлежавшем его деду по материнской линии помещику В.Ф. Скарятину, затем жил с родителями в Новгороде. В 1830 г. восьмилетним мальчиком был отдан в морскую роту Александровского кадетского корпуса, в 1833 г. перешёл в Морской кадетский корпус, который и окончил в декабре 1838 г. Вспоминая о кадетских плаваниях, Воин Андреевич позднее писал: «“Скоро в поход”, слышалось во всех углах, писалось мелом и углём на стенах… На неуклюжих, но довольно удобно устроенных фрегатах мы ели деревянными ложками из общей миски поартельно, а солонину и говядину без ножей и вилок, и, право, не вздыхали о корпусном зале. Спали мы отлично в наших койках… …мигом усваивали мы морской язык, узнавали снасти, приучались бегать по вантам и спускаться по снастям, грести, затверживали румбы компаса и исправление их, наизусть выучивали производство сигналов, артиллерийское ученье…» 

Служил Римский-Корсаков на Балтике, около года провёл на корабле «Ингерманланд» в Средиземном море, затем в 1851–1852 гг. командовал тендером «Лебедь», производя гидрографические работы в Финском и Ботническом заливах, приобретя отличные навыки плаваний в шхерах. Уже в эти годы он завоевал репутацию не просто опытного моряка, но человека, который, начиная чем-нибудь заниматься, обстоятельнейшим образом входит во все подробности порученного дела.

В 1852 г. Воин Андреевич был назначен на фрегат «Паллада», под командованием И.С. Унковского отправлявшийся на Дальний Восток. В Англии руководителем плавания вице-адмиралом Е.В. Путятиным была приобретена винтовая шхуна «Восток», командиром которой стал Римский-Корсаков. Совместно с «Палладой» шхуна перешла в Тихий океан, где в чрезвычайно трудных условиях выполняла гидрографические исследования устья Амура и Татарского пролива. Воин Андреевич за отличие был произведён в капитан-лейтенанты (1853 г.) и капитаны 2 ранга (1855 г.). Я.И. Куприянов, командовавший в те же годы пароходом «Аргунь», рассказывал: «я был в то время ещё молодым лейтенантом, и Воина Андреевича представлял себе не иначе, как идеалом морского офицера; приблизиться к тому совершенству исполнения командирских обязанностей, какое я видел в Воине Андреевиче, было самым задушевным моим желанием; неутомимость в труде, львиное бесстрашие, способность выучить и настроить известным образом команду, точность в исполнении приказаний, наконец, знание иностранных языков до степени умения изящнейшим образом излагать на них свои мысли письменно – таковы блестящие качества, которыми обладал командир шхуны “Восток”» (цитата по: Мертваго Д.Ф. Несколько слов в воспоминание Воина Андреевича Римского-Корсакова, контр-адмирала, начальника Морского училища // Морской сборник. 1872. №3. 7-я  паг. С. 23). С Дальнего Востока Римский-Корсаков ушёл уже командиром корвета «Оливуца», который благополучно привёл в Кронштадт в 1857 г.

Всё время плавания В.А. Римский-Корсаков писал письма – домой в Тихвин, где их очень ждали родители и младший (на 22 года) брат Николай. Вероятно, именно литературные таланты Воина повлияли на то, что юный Николай поступил в Морской кадетский корпус. Правда, морская служба в итоге не увлекла его, но темы моря и романтики дальних стран наполнили многие музыкальные произведения композитора Н.А. Римского-Корсакова, волнуя нас по сей день. 

После возвращении на Балтику Воин Андреевич был назначен командиром учебно-артиллерийского корабля «Прохор» и вскоре произведён в капитаны 1 ранга. Он не только усовершенствовал подготовку комендоров, но регулярно писал статьи в «Морской сборник», стараясь поделиться знаниями и мыслями. В июльском номере журнала за 1860 г. появилась его 40-страничная статья «О морском воспитании», привлекшая общее внимание. Статс-секретарь А.В. Головнин 16 июня 1860 г. писал генерал-адмиралу великому князю Константину Николаевичу: «… смею обратить внимание вашего высочества на статью Римскаго-Корсакова о морском воспитании. Мне кажется, что у него много очень дельных мыслей, между прочим, что в наших детях надобно искусственно вселять охоту к морю и для этого посылать на лето на фрегате в Транзунд воспитанников новой гимназии. Но я не ограничил бы это воспитанниками только новой гимназии, а предложил бы М[инистерст]ву нар[одного] просв[ещения] отпускать на лето в Морское м[инистерст]во охотников и из других гимназий. Прочтите, пожалуйста, эту статью. Она того заслуживает» (РГАВМФ. Ф. 224. Оп. 1. Д. 334. Л. 38).

Всё это вместе привело к новому служебному назначению – Воин Андреевич Римский-Корсаков в декабре 1861 г. был назначен директором Морского кадетского корпуса, который 13 января 1862 г. принял у своего предшественника контр-адмирала С.С. Нахимова.

Мемуаристы отмечали уважение и доверие В.А. Римского-Корсакова к трудам своих подчинённых на всех этапах его службы. Те же принципы легли и в основу подготовки воспитанников Морского кадетского корпуса – уменьшение надзора «сверху», внушение духа товарищества, объединение общими целями, общим делом. В 1864 г. к приёму в корпус были допущены не только потомственные дворяне, но и дети офицеров, чиновников и потомственных почётных граждан. Корпус сменил имя, став Морским училищем, и был поставлен в разряд высших учебных заведений. Значительно улучшился преподавательский состав. Обновилась материальная база – вплоть до появления фотолаборатории для желающих заняться этой в те годы экзотикой. Серьёзно изменилась программа летних практических плаваний.

Воин Андреевич, однако, интересовался не только чисто морским делом и педагогикой. Например, в 1866 г. он постарался обратить внимание на проблему изучения Новой Земли: «Нам, русским, между прочим, всякая экспедиция в полярные страны должна напоминать, что за нами есть долг в этом роде. Есть одно из наших полярных владений, куда промышленность давно уже просится и к которой доступ может быть значительно облегчен, посредством верных гидрографических исследований. Я хочу сказать о Новой Земле, к которой мы ещё не приступали со времен Пахтусова и Цивольки, тогда как усовершенствованные с тех пор средства мореплавания дают нам возможность работать вдесятеро скорее, легче и безопаснее, чем они. Не зная в точности, в какой степени легок доступ к Новой Земле, никто из частных людей не решается туда подступиться с порядочным морским судном: идут одни лишь отважные поморские мореходы и с такими только ладьями, которых не жаль терять; идут, – и многие из них за то платят жизнью, тогда как одна хорошая винтовая шхуна, как следует снабжённая, в несколько летних плаваний (из коих в каждое она наработает вдесятеро против Пахтусова) может решить этот вопрос и укажет, с какими средствами промышленность может туда двинуться» (Цитата по: Морской сборник. 1876. № 1. Библиография. С. 13). Комментируя эту цитату, автор библиографического обзора замечал: «… покойный Воин Андреевич, постоянно и горячо сочувствовавший нуждам наших поморов, не переставал, до приключившейся с ним болезни, мечтать о командовании полярной экспедициею, не взирая на свой адмиральский чин, на звание начальника Морского училища и на семейное положение» (Там же. С. 14).

Уже серьёзно больной, В.А. Римский-Корсаков был отправлен на лечение в Италию, но вечером 4 ноября 1871 г. скончался в г. Пиза. 30 ноября Воина Андреевича отпели в церкви Морского училища, после чего предали земле на Смоленском православном кладбище, у западного фасада храма Смоленской иконы Божьей Матери. Гранитный крест на постаменте украшен скромной надписью: «от сослуживцев». Рядом с ним покоится Софья Васильевна Римская-Корсакова (1802–1890), мать Воина и Николая Андреевичей. Состояние обеих могил наводит на невесёлые размышления…

Алексей Юрьевич Емелин,
к.и.н., заместитель директора
Российского государственного архива
Военно-Морского Флота (РГАВМФ)