Главная >> On-line библиотека >> Обзор главнейших кампаний и сражений парового флота >> Операции Владивостокского отряда крейсеров (1904 г.). Бой 1 августа 1904 года.

Операции Владивостокского отряда крейсеров (1904 г.). Бой 1 августа 1904 года.

Глава XIV
Операции Владивостокского отряда крейсеров.
Бой 1 августа 1904 года.

Излагая ход войны на театре Желтого моря, мы до сих пор не упомянули про отряд крейсеров, базировавшийся на Владивосток, который, по плану войны должен был действовать на сообщениях противника со стороны Японского моря, отвлекая на себя часть его флота.

Отчасти владивостокские крейсеры выполнили эту задачу. Сначала сравнительно слабая эскадра старых японских судов (5-я), а затем 2-й боевой отряд броненосных крейсеров Камимуры - были постоянно привлечены к охране Корейского пролива, ослабляя тем флот Того, действовавший у Порт-Артура. Отсутствие Камимуры в бою 28 июля делало шансы японской победы весьма неустойчивыми, ибо превосходство их сил на главном театре становилось невелико. Владивостокские крейсеры выполнили и ряд нападений на японские коммуникации, хотя далеко не в той мере, как можно было ожидать.

Но операции крейсерского отряда не были точно согласованы с действиями у Артура. Между последним и Владивостоком не имелось непосредственной и быстрой связи. Телеграммы шли кружным путем, доставлялись в Артур из Чифу на случайных судах и неизменно запаздывали. Кроме того, деятельность Артурской эскадры приобрела столь местный характер, что взаимодействие ее и активных операций крейсеров совершенно утрачивало то значение, какое оно имело по плану и имело бы фактически в случае наступательных операций главных сил, остававшихся почти безвыходно в Артуре.

Сказанное дает основание к отдельному рассмотрению цикла крейсерских операций из Владивостока, тем более что лишь последняя из них (операция 1-го августа) связана с попыткой русской эскадры прорваться во Владивосток.

-----

Положение отряда крейсеров во Владивостоке было весьма выгодным для выполнения крейсерских операций, связанных с нападением на пути сообщений противника и на его, в этой части совершенно открытые, берега. Но оно особенно выгодным было в начале войны, когда японцы не были уверены в обладании морем, главные их силы были прикованы к Артуру и зап. Корее, и, в тоже время, выполнялись крупнейшие переброски войск на материк. Главные артерии, по которым перевозились эти войска, проходили через Корейский пролив и Желтое море, но часть их оставалась обнаженной со стороны Японского моря. Берега Японии, равно как и пути с севера Японии в Корейский пролив оставались также открытыми для действий русских крейсеров.

27 января, в день объявления войны крейсеры выходили по направлению к Сангарскому проливу, и в течение 4-дневного похода им удалось потопить два японских торговых судна, что вызвало большой переполох в Японии. Под давлением общественного мнения Того должен был выслать 2-й боевой отряд в операцию против Владивостокских крейсеров, с целью смотря по обстоятельствам - дать бой или угрожать неприятельской эскадре и произвести демонстрацию у русских берегов. Эта операция вылилась в безрезультатную бомбардировку Владивостока, после чего 2-й боевой отряд был вызван обратно в Желтое море.

После этою первого похода русские крейсеры долгое время оставались во Владивостоке. Авария Богатыря, выскочившею в тумане на берег, ослабила их.

Но Того был принужден, выполняя операции у Артура, все время оглядываться на Владивосток. И как только представился случай, вследствие гибели адмирала Макарова, он опять посылает Камимуру на север. В виду поражения, которое потерпел неприятель - повествует официальная японская история - за время с 13 по 15 апреля (нов.ст.), когда погиб командующий флотом, адмирал Того, угадывая угнетенное настроение духа неприятеля и предполагая, что он не предпримет никаких активных действий в продолжение некоторого времени, решил воспользоваться этим и послать часть флота для действий против Владивостока.

Камимура поставил мины у Владивостока, после чего некоторое время оставался в Корейском проливе для наблюдения за русскими крейсерами, незадолго перед тем выполнившими набег по направлению к Гензану, где ими было утоплено три парохода.

В то время, как русская эскадра готовилась предпринять первую попытку вырваться из Артура (10 июня), предполагался одновременно поход и крейсеров по направлению к Корейскому проливу. Однако, он был выполнен преждевременно: крейсеры вышли из Владивостока 30 мая и продержались в море до 6 июня, причем ими были захвачены и утоплены три войсковых транспорта и нейтральный пароход. Одновременно русские миноносцы произвели поиск по направлению к о-ву Хоккайдо, уничтожив несколько японских шхун.

2-ой японский отряд, вышедший в Японское море, русских не обнаружил.

15 июня, уже после того, как артурская эскадра вернулась обратно, крейсеры подходили к Корейскому проливу, где встретились и имели на дальних расстояниях перестрелку с Камимурой, после чего вернулись обратно.

Наиболее интересным был поход отряда в Тихий океан, к восточным берегам Японии (с 5 по 17 июля). Они прошли через Сангарский пролив, дошли до параллели Токио (см. схему № 37) причем ими было задержано 3 нейтральных парохода, из коих 1 утоплен, и уничтожен 1 японский.

Схема № 37. Крейсерства Владивостокского отряда крейсеров.

Ряд перечисленных крейсерств достигал своей цели, вызывая панику в общественном мнении Японии, вызывая в главной ставке беспокойство за свой тыл. Но крейсерства эти были слишком редкими, чтобы иметь большее значение для общего хода боевых операций. Ущерб, принесенный ими японской торговле и транспортному флоту, был совершенно незначителен.

Бой 1 августа 1904 года

Главное русское командование, настаивая на выходе Витгефта из Порт-Артура, предполагало выслать ему навстречу отряд крейсеров из Владивостока. Однако, известие о выходе эскадры дошло до Владивостока лишь в 4 часа дня 29 июля, т.е. на другой день, причем, для местного командования явилось совершенно неожиданным и заблаговременных распоряжений о приготовлении к походу сделано не было.

Командующий 1-й Тихоокеанской эскадрой (таковой титул носил находившийся во Владивостоке, отрезанный от самой эскадры, назначенный после гибели Макарова, адмирал Скрыдлов), был поставлен в затруднительное положение, так как обстановка в море для него оставалась неясной. Он знал только, что флот вышел из Артура, затем сражается с неприятелем, исход же сражения был неизвестен.

Неясность положения нашла отражение в директиве начальнику крейсеров. Отряду было поставлено задачей следовать на соединение и на помощь Витгефту. Далее приводились очень подробные соображения о месте вероятной встречи с эскадрой Витгефта, и, наконец, давались приказания: поэтому не имея оснований встретить Витгефта к югу от Корейского пролива, вы, в случае если не встретите его до параллели Фузана, далее идти к югу не должны. К параллели Фузана следует подойти рано утром и крейсировать на этой параллели на пути судов, идущих на север, после чего полным, 15-17 узловым ходом, возвращайтесь во Владивосток. Если около Фузана усмотрите адмирала Камимуру, то не вступая с ним в бой, отвлекайте его на север, в погоню за собой. В случае, если за неприятелем обнаружится преимущество в ходе, предоставляется выбросить за борт часть топлива и пресной воды.

Не трудно видеть, что эти приказания очень мало сообразуются с общей директивой соединиться и подать помощь, полностью связывают инициативу начальнику отряда; ни в какой мере не сообразованы с обстановкой, которая мыслилась бы и в том случае, если бы Витгефту удалось прорваться, а тем более при неудаче. Указание на случай, если Камимура принудит к бою, при преимуществе в скорости на его стороне,  выбросить воду и уголь - не более, как оговорка. На случай неизбежного боя должны были быть даны либо совершенно определенные указания (напр., как быть, если один из кораблей отряда окажется поврежденным, оставлять ли его, или же упорствовать в бою), либо свобода решений полностью предоставлена на инициативу начальника.

Но самым неудачным из изложенного было приказание подойти к Корейскому проливу на рассвете. Места встречи  крейсеров с Порт-Артурской эскадрой очевидно нельзя было предусмотреть из Владивостока, зато встреча с неприятелем в Корейском проливе была вполне вероятна, причем были все основания рассчитывать, что неприятель сильнее нашего отряда. Последний, встретившись на рассвете с противником, имел бы за собой целый светлый день, когда ему трудно было бы избежать погони. Это самое благоприятное решение для противника. Для русского же отряда было бы лучше появиться здесь к вечеру или после полдня, чтобы иметь возможность в случае нужды уйти под покровом ночи.

Конечно, если бы на месте начальника отряда крейсеров был бы начальник с инициативой, он махнул бы рукой на все это бездарное творчество Скрыдлова и поступил бы так, как находит нужным. Но начальник крейсеров Иессен считал себя обязанным в точности придерживаться данной инструкции, и это предопределило многое в последовавшем 1 августа бою с отрядом адмирала Камимуры.

Для того, чтобы подойти к рассвету к Корейскому проливу, крейсеры, и без того значительно опаздывавшие из-за позднего получения известия о выходе Витгефта, отложили всю операцию и вышли только утром 30 июля.

Описание боя {43}

Адмирал Камимура 28 июля, находясь у о-ва Цусима, в 5 ч. вечера получит известие о бое в Желтом море. На следующий день он получил приказание Того идти к о-вам России. Затем, 30 ему было приказано идти в Корейский пролив и сообщено, что несколько русских крейсеров прорвались в море. Задача Камимуры состояла в том, чтобы не пропустить эти суда на север, если бы они прошли Корейским проливом и преградить с севера путь Владивостокским крейсерам.

Схема № 38. Бой 1 августа.

31 июля он расположил свою эскадру (2-й боевой отряд - 4 бр. крейсера Идзумо, Адзума, Токива, Ивате и 5-й отряд адмирала Уриу - легкие крейсеры Нанива, Такачихо, Чихай, Тцусима и Нийтака, чтобы образовать здесь завесу (см. схему № 38)).

Кроме того, в его распоряжении было 4 отряда миноносцев, которые он распределил в зап. и вост. проходах Корейского пролива.

Таким образом, вышедший в этом же направлении Иессен должен был встретить безусловно превосходящие силы (в составе его отряда были только Россия, Громобой и Рюрик) и не мог пройти незамеченным, в особенности, при данных ему инструкцией времени и курсах.

В 4 ч. 35 мин. утра 1-го августа русские крейсеры были на параллели Фузана, причем они прошли в темноте Камимуру, не заметив его судов, тогда как он оказался на пути их отступления. На них не было соблюдено основное правило ночного плавания в военное время - идти в абсолютной темноте: на одном из крейсеров оставался незакрытый огонь, усмотренный японцами. Затем, с наступлением рассвета, последние увидели в том же направлении силуэты кораблей русского отряда.

В 4 часа 40 мин. Иессен повернул на W и через несколько минут увидел справа по носу шедший ему на пересечку отряд Камимуры: боя избежать было невозможно.

В отношении числа судов, количества артиллерии, бронирования броненосных крейсеров, японцы превосходили русский отряд. Превосходили так же они его своей скоростью (20-22 узла против 17-20 русских).

Примечание. Вот сравнительные данные артиллерии русских и японских броненосных крейсеров (не считая японских легких сил):     

  Калибр
  8 6 4.7 3
Русские 13 48 6 36
Японские 16 54 - 48
В составе русского отряда был Рюрик бронирование которого, в полном смысле было ничтожно, артиллерия стояла открытой (большая часть) руль не был защищен даже броневой палубой. Выход же его из строя делал преимущество подавляющим на стороне японцев.

Единственным способом ведения боя русскими, коль скоро таковой являлся неизбежным, служило бы сближение с японцами сразу на близкую дистанцию, где вопрос о бронировании и не играл особой роли, или, во всяком случае, прямо лечь на курс во Владивосток (NO). Но Иессен (см. схему № 38) уклонился вправо, при медленно изменявшейся дистанции.

Около 5 ч. 30 мин. бой начался. С самою начала на Рюрике произошел сильный пожар, был убит командир, тяжело ранен ст.офицер, разбит рулевой привод в рубке (управление пришлось перенести в рулевое отделение). Вскоре была получена пробоина в кормовой части; от управления рулем пришлось отказаться, так как кормовые отделения залило водой. Крейсер стал управляться машинами, но уже не мог держаться в строю и начал отставать.

Тем временем Иессен, ведя бой, повернул на север, но через полчаса вернулся, чтобы прикрыть отстававшего Рюрика. Повороты он делал в сторону от неприятеля. В это время Рюрик потерял способность управляться и машинами. Он описывал круги, так как мешал заклиненный руль. Россия и Громобой маневрировали, чтобы прикрыть Рюрика, будучи осыпаемы градом японских снарядов

Тем временем начали появляться легкие крейсеры японцев, (отряда адмирала Уриу), но держались вне выстрелов.

Тогда Иессен решил отойти от Рюрика увлекая за собой Камимуру, в надежде, что первый отобьется своими силами от легких крейсеров противника, и в 8 ч. 20 мин. лег на север. Ему казалось, что Рюрик несколько выправился на курсе и способен вести бой.

На самом деле положение Рюрика было отчаянное. Имея громадные повреждения, он не мог маневрировать. В таких условиях для него были опасны и легкие крейсера.

Камимура, как сказано, пошел за Россией и Громобоем. В исходе 10-го часа он получил, донесение, что на Идзумо не хватает снарядов, и сверх того, видя, что хотя огонь неприятеля и ослабел, но скорость его не уменьшается, решил оставить его и добить Рюрика. Повернув, он выпустил Россию и Громобоя, которые полным ходом пошли по направлению во Владивосток, куда они и прибыли благополучно.

Рюрик же, на которого накинулись подавляющие силы японцев, погиб.

Примечание. Между тем, на Рюрике происходило следующее.
Нанива и Такачихо, держась вне обстрела его оставшихся орудий, ибо он был неподвижен, обстреливали его. Выпущенная из единственного оставшегося целым минного аппарата торпеда не достигла цели. Из офицеров остался один, прочие были убиты или ранены. Из 800 ч. команды 200 было убито, 278 - ранено. В это время подошли броненосные крейсеры Камимуры. При таких обстоятельствах командовавший Рюриком офицер приказал открыть кингстоны. В исходе 12-го часа, крейсер пошел ко дну, провожаемый криками ура плававшей команды.

Россия и Громобой не имели крупных повреждений, но большая часть орудий оказалась подбитой, потери в людях были велики: 124 убитых и 347 раненых; это объясняется тем, что прислуга орудий, расположенных на верхней палубе, оставалась незащищенной, подверженной многочисленным осколкам от рвущихся снарядов.

Итоги боя

Мы уже отметили ошибки, которые были допущены русским командованием при замысле и составлении плана операции: счастье, что два крейсера вернулись. Составленный план операции давал японцам много шансов на уничтожение всего отряда.

Обращаясь к действиям Иессена в бою, надо указать на несоответствующие обстановке маневры его в первые моменты боя. Здесь требовалось категорическое решение: или драться, или уходить. Иессен же выбрал середину, не сближаясь на малые дистанции, целесообразные в этом случае, и не решаясь круто повернуть для прорыва во Владивосток.

В дальнейшем, его положение было затруднено отставшим и терпящим бедствие Рюриком. Но и здесь следует сказать также, что ему следовало либо решительно атаковать противника, стараясь нанести ему потери и отвлечь от Рюрика, либо бросить последнего на произвол судьбы (в данной обстановке может быть это и было самым правильным решением). Маневрирование же кругом Рюрика, повороты, преследующие цель прикрыть его, фактически вели к тому, что срывали успешность собственной стрельбы, а противнику облегчали его задачу.

Перейти на страницу Содержание